Категория: ЗабойИКР по ПСП

Зашоренность (ремарка)

Многословная пустота данного бессмыслия не терпит ассоциативных вмешательств. Посему, дабы избежать параноидальных явлений, не проводите параллель между текстом и собственным восприятием исключительных личностей своего круга.


тайна открытого континента Согласно словарю Ожегова, шоры – твердые пластинки у уздечки на уровне глаз лошади. Человек придумал данное приспособление для прямолинейного движения лошади, которая в шорах не может отвлекаться по сторонам, посему и бежит лишь туда, куда ее направляют. Словом, шоры – идеальный инструмент ограничения мировоззрения.

_______________________________

Бытует мнение, будто лишь тонко чувствующий человек способен развить скорость мысли даже в спящем режиме мозга. Зачастую, тот, кто интуитивно (слепо доверяя неистовому) игнорирует неписаные законы построения мысли, первым достигает цели не задаваясь ею. Ибо те люди, которые постоянно преследуют некую цель, ограничивают свое подсознание реальными способностями разума. Посему, максимально сосредоточившись на оценке своих возможностей, они вынужденно взвешивают все «за» и «против», дабы не выглядеть белой вороной, что явно не вписывается в рамки общества.

Таким образом, пытаясь избежать последствий необдуманных действий, человек сознательно приостанавливает в развитии свое восприятия мира в целом. Ведь только так он может противостоять внешним раздражителям и якобы сохранить индивидуальность своей личности. 

Но! пока человек чувствует, что наиболее важное и значительное явление в мире – это его персона, он никогда не сможет посмотреть на окружающий мир, как на что-то неподвластное разуму. Ибо подобно зашоренной лошади, он не видит в нем ничего, кроме самого себя и своей колеи. Посему, следуя по прямой своих убеждений, он не только становится одержимым единственной целью, но и чаще всего ходит по кругу.  

Зашоренность (как качество личности) проявляется в неспособности объективно оценить свои чувства. Посему, чаще всего такие люди создают впечатления человека, который полагает, что у него есть мысль, и только он ее думает. Таким трудно принять иную точку зрения, ибо это уже противоречит всем канонам, в которые человек умышленно вогнал себя когда-то. Поэтому, все многообразие мира в палитре его красок никак не касается сознания зашоренности.

К примеру, карьеристы частенько подавляют в себе человечность жаждой власти. Они не видят ничего зазорного в подлости жестоких поступков, а посему, унизительность лизожопства для них не более чем очередная преграда на пути к успеху. Но! чем сильнее человек стремится ввысь, тем реже он смотрит под ноги (от чего вероятность упасть лицом в грязь учащенно дышит им в затылок). Допустим, если заурядный человек на прямой вопрос перед официальным лицом хохмит, или же соблюдая проформу, позволяет себе неоднозначный ответ… он не только опускает всю серьезность возникшей ситуации, но и подсознательно готовит своего собеседника к изменению тона. И вот во что это выльется, больше зависит от поведения отвечающего. Используя право выбора, человек сам решает, соблюдать ему или же игнорировать субординацию.

Официальное лицо (в силу своей профессии) не может позволить себе таких вольностей, потому как вынуждено следовать инструкциям занимаемой должности. В противном случае, оно не только поставит под удар свой профессионализм, но и позволит усомниться в престиже всей организации, интересы которой оно представляет (защищает, повышает) 

Не редко люди используют зашоренность, как некий барьер, что помогает им уберечь себя от негативного влияния со стороны общества. Но так как в одиночестве обостряется инстинкт самосохранения личности, человек (без зазрения совести) перекладывает свои проблемы восприятия мира на ближайший круг общения. Ибо только там, он чувствует себя комфортно. Ведь если никого не смущает, что он видит и слышит только то, что соответствует его желаниям, то и бояться особо нечего.

Если разобрать некий круг общения на составляющие, мы получим несколько ярких личностей, что так или иначе связаны между собой определенным интересом. И так как у каждого из них разная степень развития в какой-то определенной сфере, то и темы для обсуждения не ограничиваются единым мнением. Более того, у людей в таком круге не возникает мыслей о первенстве, ибо каждый из них занимает свое место согласно восприятию других. Общаясь на клеточном уровне, они не только узнают, кто чем дышит и на что способен, но и всячески дополняют друг друга. А это уже своего рода гарантия защиты от внешних раздражителей. Ибо в трудную минуту, взаимопонимание между такими людьми станет опорой для каждого, кому понадобится совет, поддержка или реальна помощь. 

И вот когда в такой круг общения попадает замкнутый в себе человек, он (якобы отыскав себе подобных) целенаправленно пытается влиться в этот коллектив. Ибо на их фоне, он уже не будет выглядеть белой вороной, а значит и общество (целиком и полностью) готово принять его сущность. Ведь если бы не панический страх перед безграничностью (далеко несовершенного) мира, он не возомнил бы себя исключительным. Но! поскольку некое время он говорит только о себе, ущербность его сознания (исключая понятие обыкновенной вежливости) быстро привыкает к пристальному вниманию и начинает страдать звездной болезнью. 

Испытывая на прочность неподдельный интерес собеседников, человек становится беспокойным, вожделенным, сумбурным и хаотичным (часто выдает желаемое за действительное) И так как его ум самостоятельно выстраивает для себя границы восприятия, он и не пытается (хотя бы) объяснить себе причину происходящего. Ибо для его душевной организации, это не что иное, как шанс закрепиться над положением вещей в обществе этого круга. Посему, когда ажиотаж вокруг его личности стихает, он еще долго и нудно ждет персонального приглашения высказать свое мнение (по поводу и без) Но поскольку колхоз дело добровольное, никто из круга не видит надобности принуждать кого-то к чему либо.  

Чувствуя себя использованным, оскорбленным и лишним, зашоренность человека (обрастая комплексом неполноценности) делает его безынициативным, пассивно-агрессивным и тупым. И вот чтоб никто из круга этого не заметил, он поспешно выходит из него. Но, как говорится, не с пустыми руками. Питая некую слабость к харизматичным личностям, он (вместо того, чтобы развивать возле них свою сущность) жадно впитывает все то, чего якобы не хватило ему, дабы стать частью этого круга. 

Первое время, пребывая в прострации, человек всячески избегает самобичевания, от чего постепенно озлобливается и впадает в крайности. Зациклившись на своей значимости, он делает все для того, чтобы круг недавнего общения наконец-то увидел, какую драгоценность (в его особе) они безвозвратно потеряли.

Но! дабы не повторять ошибок, (и чтобы в очередной раз, столкнувшись с трудностями восприятия, ему стало сил самостоятельно преодолеть их, оставаясь на месте) он, прикрываясь анонимностью, создает образный персонаж. Цель которого, не только выяснить каковы его шансы на существование (будь он реальной личностью) но и показать обществу (на примере этого персонажа) насколько оно ущербно, раз не может принять и оценить по достоинству сущность его автора.

Вполне возможно, что он оставил бы в покое эту бредовую идею, если бы кто-нибудь объяснил ему суть слов Коко Шанель, дескать «Первое впечатление нельзя произвести дважды» Ведь именно неспособность посмотреть дальше своего носа, (в итоге) сыграет с ним злую шутку и превратит в раба тщеславия. 

Но, (увы) Задавшись целью, он (с шорами на несовершенных чувствах) отважно бросается в бой, не подозревая, что на самом деле ищет приключения на верхнюю часть бедра. Щедро одарив, персонаж утонченной исключительностью, автор (в предвкушении славы) напрочь забывает о том, что все те качества (которые он с удовольствием слизал у харизматичных личностей) без характера своих владельцев, всего лишь пустой звук. 

К примеру, тот, кто однажды (в некой сфере) закрепил за собой звание – личность, не будет скромничать, называясь обычным человеком (если только он не хочет, дабы его переубедили в обратном и тем самым потешили его самолюбие)

Но так как примитивность восприятия зашоренного человека (словно злой Цербер) вкушая строгую истину, ласкается лишь к тем, кто беспрекословно почитает исключительность его персоны, ему уже не до гармонии и дисбалансов. Посему, он подает читателю бесхарактерность персонажа, как некую пищу для размышлений. 

Выдавая желаемое за действительное, воспринимает грубую лесть за изысканный комплимент. Ибо все то, чего не может понять сам автор, персонаж считает нереальным, надуманным, лишним (по сути, у него нет другого выхода, вот и довольствуется малым) 

Будучи очень мнительным и обидчивым, автор, первое время убого симулирует чувство юмора. Однако как только персонаж начинает жить своей жизнью, он одевает поверх загадочности своей персоны маску чрезмерной солидности, что якобы делает его неуязвимым. Злоупотребляя вежливостью, избегает конфликтных ситуаций, а если и вступает в дискуссию то лишь для того, дабы эффектно утилизировать шаблонные фразы и лозунги. 

Задавая тему разговора, нередко теряет суть (нить и прочее), отчего не может продолжать его в заявленном духе персонажа. В связи с чем, глупо оправдывается перед читателем (либо вовсе уходит в тень) ибо не знает, как одновременно подчеркнуть свое «я», отстоять точку зрения персонажа и при этом не заляпать репутацию обоих. Якобы развивая ход мыслей, персонаж, все чаще вырывает слова из контекста, а после формулирует из них некое чувство долга, что позволяет автору выдать собственное недовольство за негодование толпы. 

Недооценив свои возможности, автор, быстро устает от количества разнообразных мнений, что идут вразрез с мироощущением его персонажа. Отчего, тот, становится раздражительным, грубым и злым. В итоге, автор, иногда попросту не успевает уделить должного внимания своей значимости. Со временем, он начинает завидовать популярности своего персонажа, а посему, невольно вживается в написанную роль. Но! (продолжая целенаправленно обкрадывать себя на широту взглядов и представлений) он уже открыто противоречит созданному образу, потому как боится, что персонаж может затмить его авторскую сущность. 

Зачастую, зашоренные люди пока не получат волшебный пендаль из ниоткуда, еще долго пребывают в блаженной неге мира иллюзий, крутизны и понтов. Ведь нужно быть как минимум безумцем, дабы стать для кого-то кем-то в обстановке полной неопределенности и не ответить за свою дерзость. 

Разумная, зрелая личность (сбросив шоры) делая определенные выводы, чувствует полет мыслей и вкус свободы, начинает ценить роскошь общения с другими людьми. И самое главное, никогда более не бежит впереди паровоза за своей важностью в надежде потешить свое самолюбие собственной значимостью.

*для особо одаренных. Ремарка – это некое замечание автора, уточняющее или дополняющее какие-либо детали, что имеют прямое или косвенное отношение к словесному воплощению непрерывного действия сценария (руководствуясь которым, читатель сопровождает ход событий до финала)

в основе – ИКР на тему «Психология создания персонажа – несостоявшаяся личность зашоренного круга»


Обсудить у себя 1
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: